— Я очень надеюсь, что вы шутите. — Кертис позволил себе расслабиться. — Он умный юноша, но шок первой смерти еще не прошел. К тому же вы правильно говорили о гормонах. Я проконсультировался с врачами — легкая инфантильность поведения обязана была появиться.
— Ух, — сказал Луис, — ух.
— Вот так они это и делают, — сказал Вячеслав, нагибаясь над обнаженным телом.
— Мне понравился ваш сын, Кертис. Нормальный двенадцатилетний пацан. Мы сработаемся.
Проклиная все на свете, Кей разлепил глаза. Нет ничего утомительнее «рваного» сна, тем более в ожидании смерти. Но Артур, как все дети, торопился жить. А в его понятие жизни смерть входила совершенно естественно.
Самое неприятное было даже не то, что многочисленные любовные сцены исполнялись с удивительным однообразием и безвкусием. Глядя на широкое, с широко посаженными глазками личико юной дивы, Кей не мог понять, кто, кроме отсидевшего десять лет каторжника, мог на нее позариться. Неужели на Инцедиосе таков идеал красоты?

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2019/11/11e1ff6dc831217ac8030a60eba20b62.png